Деревенька-невеличка

25 января 2018 - Администратор
article11633.jpg

    Первая редакционная командировка в этом году состоялась в деревню Сурки. Это одна из тех точек на карте Гагинского района, которая постепенно приходит в запустение.

    Здесь уже давно нет никакой инфраструктуры. А когда-то, вроде бы совсем недавно, населённый пункт был известен даже за пределами района своим свинокомплексом, в котором в семидесятые годы выращивали по 5000 голов свиней. Соответственно, были рабочие места, оставалась молодёжь. К сожалению, в 90-е годы предприятие приказало долго жить, с тех пор и населения деревни становится всё меньше.
    Пострадали от капремонта
    Трасса Гагино – Нижний Новгород проходит через Сурки. Поэтому каждый, кто хоть раз посещал областной центр, наверняка обратил внимание на необычное расположение населённого пункта. А интересно оно тем, что два дома, относящиеся к деревне, находятся в некоторой отдаленности от всех остальных, как бы на отшибе. Один из них двухэтажный многоквартирный дом хорошо виден с дороги. Он был построен для работников свинокомплекса в 1974 году. И именно этот дом в прошлом году стал первым в районе, который попал под программу капитального ремонта. Теперь внешний вид дома может соперничать с современными постройками. Но, как оказалось, это только с первого взгляда.
    Захожу в первый подъезд. Открываю новую металлическую дверь. Квартира, на которую падает мой выбор, находится на втором этаже. А попала я к семье Симбуховых, Василию Константиновичу и Лидии Николаевне. Василий Константинович – коренной житель Сурков. Лидия Николаевна родом из близлежащего посёлка Успенский. В этом доме они живут с 1978 года. Супруги говорят о том, что дом в ремонте нуждался давно. Часто протекала крыша из-за неудачной планировки, были проблемы с канализацией, поэтому новость о том, что здесь будет проводиться капитальный ремонт, восприняли с воодушевлением. Тем более, что он должен был начаться ещё в 2015 году, но из-за вечных проблем с финансированием был отложен до 2017 года. Лидия Николаевна рассказывает:
    – Бригада приехала где-то в марте. Начали с замены водопроводных труб в подъезде, был сделан подвод в каждую квартиру. Затем полностью сменили канализацию, с которой раньше было много проблем. Следующим на очереди стоял фасад. Стены отштукатурили, покрасили. Была сделана отмостка по всему периметру дома. Вставили пластиковые окна в подъезде, входные двери, соорудили козырьки над входом в подъезд. Конечно, были постоянные заминки с наличием материала, менялась бригада рабочих. Но всё это ничего по сравнению с тем, что началось дальше. В августе начали перекрывать крышу, первой квартирой, которую раскрыли, была наша, и по иронии судьбы – последней, которую закрыли. Возникали постоянные проблемы с наличием стройматериала. Несколько раз переделывали. Закончился этот кошмар только к концу ноября. Всю осень дожди лили прямо нам в квартиру. Что здесь творилось! Каждый метр стояли тазики, мебель всю накрывали целлофановой плёнкой. Но строители почему-то не торопились, нам пришлось самим принимать меры. Приглашали репортёров с канала Сети НН, обращались в районную администрацию, куда только ни звонили. Сейчас, конечно, это вспоминаешь, как кошмарный сон. Последствия никак не можем устранить до сих пор – в квартире прочно обосновалась плесень на стенах, от потолка до пола. Теперь активно с ней боремся. В каких–то комнатах пришлось просто ободрать обои, потому что чернота просочилась и через них. С наступлением холодов выявилась ещё одна проблема. Отопление у нас индивидуальное, стоят котлы, топимся дровами и углём. Соответственно из каждой квартиры есть дымоходы. Их нам тоже переделали, да только так, что дым почему-то идёт обратно. Вот и получается, что с виду дом теперь выглядит новым, а в квартирах… Первый блин комом, как говорится.

 

Так выглядит многоквартирный дом в деревне Сурки после капремонта

 

    Всего в доме 12 квартир, в 8 из которых постоянно проживают. Практически все жители пенсионного возраста. Правда, и единственный ребёнок деревни школьного возраста живёт здесь. С наступлением весны пенсионеры планируют активно заняться внутренним ремонтом, причём не только в своих квартирах, но и в подъезде тоже. Он немало пострадал от капремонта. Здесь также поселилась плесень, вступающая в контраст с общим обликом дома. Но во всём чувствуется, что жильцы старательно ухаживают за своим жилищем. На площадках расстелен линолеум, на подоконниках красуются комнатные цветы. Здесь светло, чисто, уютно.
    Не место красит человека
    Время пролетело незаметно за разговором с Лидией Николаевной и Василием Константиновичем. Супруги Симбуховы очень приветливые, гостеприимные. Поэтому не могу не сказать о них несколько слов. Лидия Николаевна и Василий Константинович женаты чуть более сорока лет, вся их совместная жизнь связана с Сурками. В семье выросли три дочери: Ирина, Светлана и Татьяна. Ирина и Татьяна живут сейчас в Нижнем Новгороде, создали свои семьи. Светлана живёт в селе Гагино. Дочери часто навещают родителей, помогают по хозяйству, с огородом. Любят навещать бабушку с дедушкой и внучки. У Симбуховых пять внучек, старшей из которых 21 год, а младшенькой 2 месяца.
    Василий Константинович до закрытия свинокомплекса работал зоотехником. А потом почти 10 лет ездил на работу в районный центр в агрофирму. Сейчас, к сожалению, обнаружились проблемы со здоровьем, поэтому все хозяйственные дела легли на плечи супруги. Лидия Николаевна – уникальный человек. Глядя на неё, понимаешь, что движение – это жизнь. Кроме домашних хлопот, приготовления еды, уборки, она сама топит квартиру, колет и приносит дрова. Имеется и немаленькое подсобное хозяйство: корова, поросята, телёнок, куры. Летом – огород. Гордость хозяйки – большая теплица, в которой удачно соседствуют овощные культуры. Есть небольшой огород около дома и еще один, оставшийся от родителей, который тоже засаживается. И это ещё не всё – любимое занятие Симбуховых – походы за грибами и ягодами. А какие вкусные маринованные грибочки заготавливает Лидия Николаевна! (Прим. авт. Мне их довелось попробовать, поэтому знаю не понаслышке). Уютная домашняя обстановка наглядно показывает, что Л.Н. Симбухова замечательная хозяйка. Сложилось такое впечатление, что Лидия Николаевна ни минуты не сидит сложа руки. Практически на всех подоконниках расставлены комнатные цветы. Цветоводство – это ещё одно любимое занятие нашей героини. Летом ее участок украшает буйство красок различных сортов цветов.
    Особое внимание обратила на манеру общения супругов Симбуховых. Лидия Николаевна быстро и умело сглаживает недовольство супруга. Василий Константинович, в свою очередь, идет на уступки и шутит, что с ним нелегко, но супруга много лет как-то справляется. Думаю, что это и есть секрет счастья этой замечательной семьи – понимание.
    В глубинке жить непросто. Особенно если это такая деревня, где не осталось ничего, кроме редких жилых домов. Симбуховы говорят о том, что в своё время возможность переехать была, но покинуть родину мысли не возникало. Встретившись с такими людьми, понимаешь, что не место красит человека, а человек – место.

    Ольга Чернова.

    «К своей земле привязаны с детства»
    Деревню Сурки не назовёшь «глубинкой», если учитывать её расположение рядом с трассой, по которой регулярно курсируют машины и автобусы по маршруту вплоть до областного центра. А вот если учитывать социальную сферу, численность населения, то другого названия как «глубинка» и не придумаешь. Так, старожил деревни Вера Петровна Блинова по-своему подметила: «Мы что есть, что нет…». В дом к Вере Петровне, можно сказать, я зашла наугад. Представьте такую картину. Приезжаешь в зимнюю деревеньку, а вокруг – ни души. Лишь где-то в отдалении раздаётся лай собак. Куда идти, к кому? На выпавший вчера снежок ещё не лёг человеческий след, не говоря уже о машинном. Взгляд падает на первый попавшийся дом, из трубы которого струится дымок. Подумалось, должно быть, хозяева дома. Предположения оправдались. Так я познакомилась с Верой Петровной Блиновой и ее сыном Николаем Владимировичем.
    В доме у Блиновых очень светло – вероятно, этого света подбавил белый-белый снег за окном. В соседней комнате потрескивают в печке-голландке дрова – для многих из нас это стало воспоминанием минувших лет, поскольку дома и квартиры большинства жителей района газифицированы. А вот жителям Сурков надо позаботиться на зиму о дровах. Например, Блиновым приходится покупать по три машины дров. По сегодняшним ценам это 22-23 тысячи рублей из семейного бюджета.

 

Дом Блиновых

 

    Вере Петровне 92 года. Кстати, свой возраст она раскрыла не сразу – с озорной улыбкой помодничала, а потом добавила: «Сама не верю, что дожила до таких лет. Всё вроде как за один миг пролетело. И жизнь была нелёгкой – войну пережили – а вот Господь даёт ещё пожить. Моих ровесников уж никого не осталось – все на кладбище лежат. И я свой век здесь доживать буду. Здесь мои родители жили. Роднее этого места, этой земли ничего нет. Отец Пётр Гаврилович ещё в первую войну воевал. Хорошо знал плотницкое дело, работал мельником на колхозной мельнице. Муж мой Владимир Иванович тоже плотник. Ребятишки ещё маленькие были, когда он дом наш сам отстраивать стал. Так в этом доме до сих пор и живём. Старшая дочь и сын ещё молодыми уехали в город, всю жизнь прожили там – у них свои семьи, дети, внуки. Дочка на пенсии, приезжает часто – каждые две недели ждём её в гости. Внуки тоже навещают».
    Со слов Веры Петровны, на месте Сурков раньше был непроходимый лес – вырубили его ссыльные казаки, обосновавшие деревню. Поэтому не случайно сурковских девчат в округе долгое время называли «казачками».
    Конечно, не всё сразу легко вспомнить Вере Петровне. Поэтому говорит о главном – её поколение было другим. Работали не покладая рук. Не давали пропасть ни зёрнышку зерна. И земля не пустовала – каждый её клочок возделывался, потому что люди деревни твёрдо знали, что земля – их главная кормилица. «Неправильно вы сейчас живёте, – говорит с укором моя собеседница. – Не дорожите тем, что имеете. У меня, помню, два платьица было – одно в церковь сходить, другое на работу. Постираешь в речке – и опять на себя. Ничего лишнего. Отдыха не знали. Работала помощником агронома, дояркой, завскладом. В деревне было домов сто, люди держали собственные подворья. Со временем открылся большой свиноводческий комплекс, на котором мне тоже довелось поработать. И что теперь осталось?»
    Насчитали мы вместе с Блиновыми где-то двенадцать жилых домов. В деревне давно уже нет ни магазина, ни медпункта, ни клуба, ни почты. Мне удалось поговорить с местным социальным работником Светланой Николаевной Сусловой, за которой закреплено несколько пожилых людей. Вот и к Блиновым она приходит каждую неделю, чтобы оказать им необходимую социальную помощь: принести продукты, лекарства, помочь убраться. Как говорит Светлана Николаевна, продукты она закупает в автолавке, приезжающей раз в неделю из Ветошкина. Ездит регулярно в райцентр за лекарствами в аптеку. Зима в этом году пока малоснежная, поэтому Светлане Николаевне несложно добираться до своих подопечных, а вот в снежные заносы всякое бывает, поскольку дороги по снегу не всегда прочищены. Светлана Николаевна подтвердила, что в Сурках в основном проживают пенсионеры, в её собственной семье есть сынишка школьного возраста – это, кстати, единственный ребёнок во всей деревне! Есть и люди работоспособного возраста. Так, например, её мужу и нескольким мужчинам пришлось искать работу в соседнем Сергачском районе. И хорошо, что в Лопатине эта работа подыскалась. Медицинское обслуживание ведет фельдшер из села Ново-Благовещенское. Почту разносит женщина из Ветошкина. «Наши Сурки находятся рядом с автотрассой, рейсовые автобусы здесь ходят регулярно, поэтому добраться до райцентра и обратно не составляет труда, – рассказывает С.Н. Суслова. – Летом в Сурки приезжают дачники. И надо сказать, что у нас нет свободных домов на продажу. Скорее всего, это связано с удобным месторасположением деревни. А дачники благоустроили свои дома гораздо лучше, чем постоянно проживающие в Сурках жители».
    Возвращаясь к разговору с Блиновыми, спрашиваю:
    – Вера Петровна, я смотрю у вас и телевизор, и бытовая техника современные, тарелка «Триколор»…
    – А ты что думаешь, мы здесь ещё не совсем от жизни отстали, – шутит Вера Петровна.
    Кстати, сейчас свою старенькую маму поддерживает сын Николай, который старается не поддаваться серьёзной болезни. Ещё в юности увлёкся пчеловодством, буквально несколько лет назад его пасека насчитывала до 40 ульев, вкусный мёд Блиновых всегда пользовался спросом. Сейчас осталось десять ульев. «Дела только и спасают, отвлекают от мыслей о своей болезни, – говорит Николай Владимирович. – В своё время и на машине, и на мотоцикле ездил, и на охоту ходил». Николай Владимирович научился готовить. И если раньше мама кормила детей, то теперь пришла очередь сына.
    Нельзя было не заметить колодец, что находится у Блиновых прямо в огороде. «У нас у всех свои колодцы или скважины», – говорит Николай Владимирович.
    С годами хозяйство у Блиновых заметно уменьшилось. Из живности на дворе остались только куры, хотя раньше семья держала и корову, и поросят. Разводили кроликов, усад в 40 соток был, вплоть до самой дороги, как сказала Вера Петровна. А сейчас Николаю Владимировичу сил хватает только на огород.
    В Сурках ещё осталось 3-4 коровы у жителей. Вот и всё «стадо».
    Спрашиваю Николая Владимировича:
    – Может стоило переехать жить в Гагино, купить там жильё с газом?
    – Можно было бы, да мать никуда не хочет уезжать. Да я и сам к своей земле и родному дому привязан с детства.

    Марина Коробова.


Другие статьи:

Ремонтируем водопровод и дороги
Трудовые будни гагинских дорожников
Визит министра
Фотофакт

-

Рейтинг: 0 Голосов: 0 215 просмотров
Комментарии (0)