«Нам бы хлеб возили, да почту приносили…»

23 ноября 2012 - Администратор
article3879.jpg

    Унылые серые дни поздней осени на многих наводят тоску. В городах и крупных населенных пунктах, где с самого утра все приходит в движение, эта тоска, возможно, не столь ощутима.

    А вот в сельской глубинке вместе с осенью и наступлением зимы замирает жизнь – уезжают в город дачники и отпускники, перебираются на «зимовку» к детям старики, которым сложно уже себя обихаживать. И получается, что в деревеньке остается на зиму несколько жителей, которым бы надо пожить под старость в лучших условиях, без особых проблем. Да разве такое бывает в нашей глубинке? Чем дальше от центра – тем меньше внимания, тем меньше благ. Да и, как выяснилось из разговоров с жителями, – тем меньше запросов…
Н.А. Сухова    В деревне Ройка мне довелось побывать недавно, а в поездку собралась по тревожному звонку в редакцию местных жителей. Очень они были обеспокоены плачевным состоянием моста через одноименную речку Ройка. Мост является единственной переправой, через которую можно попасть в деревню. В нынешнее сильное половодье эта переправа пришла в негодность, и люди на несколько недель остались без транспортного сообщения со всеми вытекающими отсюда неудобствами. Самое главное – без хлеба насущного. Еще в середине мая газета получила ответ от главы администрации Ветошкинского сельсовета В.Л. Тризно, что мост отремонтирован силами дорожного участка и необходимое сообщение налажено. А вот как отремонтировали – это уже совсем другой разговор… Позвонившие в газету жители бьют тревогу неслучайно. Ведь мост продолжает рушиться. В этом пришлось воочию убедиться и нам в своей журналистской поездке. Чем ближе подъезжали на своем «Жигуленке» к мосту, тем больше возникало сомнение – проедем ли до Ройки? Установленный у моста знак гласил – дальнейшее движение запрещено. Дорожники с себя ответственность сняли… Оно, конечно, куда проще поставить подобный знак на участке, нежели качественно отремонтировать проезд. И можно ли то, что мы увидели, назвать «ремонтом»? Плита-перемычка повисла в воздухе, щебенка, провалившись в воду, образовала сбоку яму… Не зря жители Ройки взывают к районным руководителям и главе района Н.А. Савкину- решить вопрос по-настоящему качественным ремонтом моста.
А.Н. Сычёв    На свой страх и риск мы решили ехать дальше. Главная «достопримечательность», что встречает приезжающих на въезде в Ройку – полуразрушенный магазин. Нет, некогда он, конечно, был новенький и прилично выглядел. С тех пор, как магазин закрылся, прошли годы. Без хозяина, говорят в народе, дом – сирота. Так и здание магазина постигла несчастная «сиротская» участь. По средам к магазину подъезжает райповская автолавка с продуктами. Вот и собираются здесь несколько местных жителей, чтобы приобрести необходимый товар.
    Улицы деревни пустынны. Ни души. Куда идти? Где отыскать людей? Ехать дальше магазина на нашей машине не рискуем. Кто ее знает, какие «сюрпризы» выкинет сельская дорога. Поэтому пешочком – мимо местных прудов со старенькими мостками. Один дом, второй, третий… Везде замки… И какое-то уже закралось сомнение найти живую душу. В почерневших от осенних дождей зарослях вырисовывается за деревянной оградкой обелиск павшим в годы Великой Отечественной войны воинам. Ветер «уронил» на землю венки, часть имен погибших на табличках сложно различить. У постамента обелиска потрескалась и отслаивается штукатурка… Вот такая память об ушедших.
Движение запрещено…    Наконец-то возле одного из домов вижу машину с фургоном. В дверях дома показалась молоденькая девушка. Неужели здесь еще молодежь живет? Девушка приглашает в дом, объясняя, что живет здесь вместе с бабушкой – Суховой Ниной Николаевной. И как мне было не узнать эту пожилую женщину?! Впервые я познакомилась с ней несколько лет назад, рассказав историю о ее трудном военном детстве, проведенном в застенках фашистского концлагеря. Нине Николаевне сейчас за 80 лет. В таком пожилом возрасте о ней постоянно заботятся дочь Марина Ивановна Морозова и внучка. Летом на Ройке привольно, потому семья Морозовых здесь содержит подворье и подсобное хозяйство. А зимой все перебираются в село Ветошкино. Так что еще на несколько жителей в зиму обедняет Ройка.
Мост через Ройку    В доме по соседству живет еще одна Сухова – Нина Александровна.
    – 17 лет прошло, как муж умер. В войну до Берлина дошел, дважды ранен был, – рассказывает она о своем супруге Василии Матвеевиче. – Вот и живу с тех пор одна. Дочь и внуки в городе. А мне туда не хочется. Здесь я сама хозяйка!
    – Мне во всем помогает Марина Морозова, – делится Нина Александровна. – И продукты приносит, и убирается в доме. И в баньку они меня зовут. Хорошо ладим!
    Что мне понравилось в Нине Александровне, так это ее неиссякаемый энтузиазм. Такая юмористка, на каждый случай у нее есть нужная прибаутка. Не прочь и песню спеть, и частушку даже сама сочинит! И возраст ей не помеха!
Бывший сельский магазин    Сельский труд для Нины Александровны и ее мужа стал главным в жизни. Работала женщина и свинаркой, и дояркой. И на заготовки торфа в Балахну ездила. До сих пор Нина Александровна все сама сажает в огороде.
    – Ушло то время, когда в деревне было много народу. Ройку все Китаем называли. В семьях по 7 и более детей было. Моя бабушка Александра 18 детей родила! Такое сегодня никто уж и представить не может. Со временем уезжать люди стали. За год-два, помню, семей 30 в Кустанайскую область переехали…
    Следующее знакомство состоялось с супругами Сычевыми – Александром Николаевичем и Надеждой Григорьевной. Они тоже не могут представить свою жизнь без родной Ройки. Зовут дети к себе хотя бы на зиму, но пока родители отказываются. Не привыкли сидеть без дела, потому держат еще и поросенка, и коз, и кур.
    Александр Николаевич был передовым механизатором в колхозе, работал много лет и сварщиком, Надежда Григорьевна – кладовщиком.
Заросший пруд    – На Ройке всего 10 жилых домов осталось, – рассказывают Сычевы. – Доживаем здесь свой век. Да вспоминаем, какой порядок в деревне был при прежних руководителях. Особенно при Петре Ивановиче Куракине. Сколько было дворов в колхозе: выращивали свиней, овец, телят, был целый двор лошадей, молочная ферма! Мы не могли представить, что на земле нечем людям заняться. Работали и день, и ночь! В селе чистота: иголку потеряешь – найдешь. Разве могли мы подумать, что так бурьяном все зарастет!? Пруды тоже чистые были. Люди за всем ухаживали. Брали из прудов воду, рыбу ловили, женщины белье полоскали – вода чистой была. В этом году стадо пастухи стали сюда гонять – все загадили. А если говорить про мост, то при желании все можно устроить. В свое время эту переправу на Ройку звали в народе «Горшков мост», потому как заботу о нем проявлял постоянно Петр Яковлевич Горшков. И мост всегда был в хорошем состоянии. Надо, чтобы руководители умели организовывать работу и строго следили за тем, как она выполняется. В деревне сейчас живут одни пожилые люди. И мы уже годами привыкли запасаться продуктами и всем необходимым, потому что иначе нельзя: то мост затопит, то дорогу заметет, зимой на лыжах до магазина ходим. Дороги-то хорошо чистят только перед очередными выборами. Вот и ждем, когда же до нас автолавка доедет. Нам-то сейчас и нужно, чтобы хлеб возили, почту носили, да чтобы «Скорая» доехала. А получается, не можем каждый день свежий хлеб есть, ведь автолавка только раз в неделю приезжает. Самим печь хлеб тяжело стало. Газету тоже впору отказаться выписывать – ее нам передают с автолавкой, и то нерегулярно. А кому нужны устаревшие новости и сообщения? Хорошо, что пенсию день в день доставляют. Мы уж из деревни никуда и не выбираемся – автобусного сообщения нет и не было никогда, а до Ветошкина километров пять. Раньше пешком ходили – теперь не под силу. Хорошо, хоть сотовые телефоны выручают! Звоним детям, чтобы помогали!
А.И. Клюев    Водой жители Ройки пользуются колодезной. Колодцы, можно заметить, вырыты возле многих домов. В большинстве домов сохранились русские печи. (В селе были свои печники – Иван Александрович Морозов и Николай Павлович Буланов). Топятся жители дровами, а готовят на газовых плитах, запасаясь на несколько месяцев вперед газовыми баллонами. К сожалению, таким благом цивилизации, как природный газ, здешним сельчанам на старости лет уже никогда не попользоваться.
    Александр Иванович Клюев – еще один житель Ройки, еще один мой собеседник. Всю жизнь работал шофером – на грузовой машине, на автобусе, его жена – Анна Николаевна – дояркой. Третью неделю Александр Иванович хозяйничает по дому один, отправив жену на лечение в областную больницу.
    – Плохо, что нет в деревне своего фельдшера. Все чаще нам требуется медицинская помощь, при первой необходимости укол сделать некому. Закрепленный за нами фельдшер обслуживает несколько сел, появляется у нас по графику. Вот и ждем, когда до Ройки доберется.
    Как рассказали жители, Ройка всегда славилась своими садами. Давно уже запущен колхозный сад. А в собственных садах жители деревни и дачники в нынешнем году собрали богатый урожай яблок, которыми гостеприимные хозяева угостили и меня.

    М. Коробова.


Другие статьи:

Предпочтение отдаём гагинскому хлебу
А вокруг тишина и покой... Деревня Сунгулово
В селе не работает почта
Обращение главы районной администрации Н. А. Савкина к жителям района

-

Рейтинг: 0 Голосов: 0 808 просмотров
Комментарии (0)