По жизни идут рука об руку

10 января 2018 - Администратор
article11577.jpg

    Есть в деревне Шерстино улица Коммунистическая. Сельчане так умело поставили здесь свои дома, что из окон открывается взору прекрасный пейзаж – на просторные луга, соседнее Гагино с его домами и постройками на холмистых пригорках.

    Глядя на всю эту красоту, даже неместный житель полюбит эти места, что уж говорить о тех, кто здесь родился и прожил всю свою жизнь! Именно таким коренным жителем деревни и конкретно улицы Коммунистической является Владимир Лаврентьевич Ганин. «Отчество-то какое редкое!» – переговариваемся мы с нашим шофёром по пути в Шерстино. Перебираем в памяти всех знакомых Лаврентьевичей и Лаврентьевн – получилось совсем не густо. Да и сам Владимир Лаврентьевич уже при нашем знакомстве признается, что имя у отца было всё-таки редкое. Зато сейчас спроси у любого рыбака в округе про Лаврентьевича – все сразу поймут, о ком идёт речь. Путаницы уж точно не будет!
    Дом у Ганиных добротный – родительский. Достался супругам по наследству – от отца Лаврентия Осиповича. «Сёстры – их у меня четыре – вышли замуж, ушли к мужьям. А я после свадьбы привел супругу в дом родителей, – вспоминает Владимир Лаврентьевич. – Должен был вернуться ещё с армии младший брат Иван. Думали, что он устроится на работу, тогда жилье начинали строить, можно было и квартиру получить. Да только всему этому не суждено было сбыться…»
    Семью Ганиных в 1972-м году постигает сразу две беды. В июле после болезни умирает отец. На похороны из Архангельска с армейской службы приезжает брат Иван… 2 июля умер Лаврентий Осипович, а 13 июля смерть нашла его младшего сына… Возвращаясь после похорон на службу, Иван остановился в Горьком у своей сестры. До поезда надо было скоротать время. День был по-июльски жарким. Рядом с домом сестры протекала небольшая речушка, которая как в детстве поманила своей прохладой. Один нырок… Смерть Ивана настигла сразу… В дом Ганиных пришла ещё одна беда.
    – Такое всю жизнь не забудешь, – с комом в горле говорит Владимир Лаврентьевич. – 13-го погиб брат, а в ночь на 14-е июля жена родила дочку. Как всё это пережить? Мать убивается горем – потеряла сразу и мужа, и сына. Это её, конечно, подкосило. Три года после этого прожила. И в нашей семье опять похороны…
    А жизнь брала своё. Сердце согревала маленькая дочурка Галинка. Кстати, имя дочке дал сам Владимир Лаврентьевич.
    Когда я спросила у супругов Ганиных: а кто в вашей семье главный, они, пожимая плечами, ответили: «Да нет у нас главных. Мы всегда считаемся с мнением друг друга и сердиться долго не можем».
    В Шерстине, как мне пришлось узнать, Ганиных называют даже «сладкой парочкой». Спросите, почему? Да потому что везде их всегда видят вместе: за работой и отдыхом, в походе на рынок. Или, например, такой случай вспоминает их дочка Галя: «Папа при ремонте крыши повредил бедро. Почти год он восстанавливался. И настолько он стосковался по любимому своему увлечению – рыбалке, что мама зимой ходила провожать его на речку. Идут вместе, папа с клюшкой, мама – с буром и рыбацким ящиком. Всё это, конечно, без улыбки невозможно вспоминать!» Вот так Прасковья Александровна поддержала любимого мужа. Кстати, когда я беседовала с супругами, то особо подметила, насколько оба не только хорошо знают друг друга (что и говорить, прожито вместе 46 лет!), но и интересуются всем тем, что близко и дорого своей половинке.
    Вот, например, вспоминает Владимир Лаврентьевич армейские годы, и Прасковья Александровна делает это вместе с ним, поскольку очень хорошо знает об этом периоде в жизни своего мужа. Германия и Чехия (тогда Чехословакия). Что до этого приходилось видеть деревенскому пареньку? Да, можно сказать, ничего, кроме своей родной деревеньки да провинциального городишка Лукоянова, где учился он в училище на шофёра. А тут сразу попал за рубеж! Нес службу всего в 20 километрах от Берлина, палаточный лагерь их воинской части располагался также рядом с Прагой. У Владимира Лаврентьевича хранится армейская фотография, где прямо из палаточного лагеря открывается вид на Прагу. А ещё сохранилась Почётная грамота за исполнение воинского интернационального долга в Чехословакии (1968 год).
    – Мы считали, что исполняли в Чехословакии свой воинский долг, спасали социализм, нас же потом оккупантами назвали, – развел руками Владимир Лаврентьевич.
    После армейской службы молодой солдат в декабре 1969 года возвращается домой. Отец не торопил сына с работой – отдохни, за жизнь ещё наработаешься. Но парню не сиделось дома. И уже в январе устроился в МСО – на стареньком самосвале возил песок и щебень. В его трудовой биографии было несколько мест работы – колхоз «Путь к коммунизму», где был и комбайнером, и трактористом, и слесарем-сантехником (тогда по Шерстину провели водопровод, а Владимир Лаврентьевич следил за его исправностью), «Ремстрой», ПМК, где работал водителем. Общий трудовой стаж В.Л. Ганина составляет 40 лет.
    Прасковья Александровна начинала свою трудовую деятельность с Гагинского маслозавода, куда пришла после учёбы на курсах. Работала в лаборатории, помощником мастера.
Летом на реке     – Всё лугами нашими до Гагина бегала, 15 минут – и я на работе, – вспоминает женщина. – Дома маленькая дочка, полон двор скотины, а мне приходилось и без выходных, сверх рабочего времени работать. Понимая, что семью этот мой усиленный график не устраивает, решила искать себе другое место. Мария Михайловна Терёхина меня позвала на строчевышивальную фабрику сначала на вышивку, потом в пошивочный цех. Ещё довелось в племобъединении лаборантом поработать. Самой лучшей своей наградой считаю медаль «За доблестный труд», её мне вручили в годы работы на Гагинском маслозаводе.
    Супруги Ганины считают себя коренными и преданными жителями деревни. «Дольше дня в городе не могу находиться», – говорит Прасковья Александровна. А Владимиру Лаврентьевичу там вообще скучно. «Как живут там? Работа да диван с телевизором?!» – удивляется он. Это и неудивительно, что Владимир Лаврентьевич так считает, ведь по натуре он непоседа. «Папа не может просто так сидеть на месте, – говорит дочка Галя. – Встаёт ни свет ни заря, село ещё не проснулось, а он уже на рыбалку пошёл. Сейчас можно было бы родителям и поменьше земли обрабатывать – у них всегда был участок больше 40 соток. Так нет, жалко, если земля будет зарастать. Буквально недавно только решили корову продать, хотя знаю, как им тяжело было этот шаг сделать. Мои родители всегда во всем меня поддерживали и поддерживают. Помогают и словом, и делом. Я их очень люблю и говорю за всё спасибо».
    Когда появился у Ганиных внучонок Коля, и когда Галя училась заочно, получая высшее образование, они всегда брали мальчика к себе. Да и не только в это время.
    Кто лучше родителей сможет поддержать своих детей в беде? Постучала она восемь лет назад и в дом Галины Митиной. Никак не ждала она такой ранней смерти мужа.
    – Всех друзей Саша накануне навестил, как будто попрощался, – вспоминает о своем зяте Прасковья Александровна. – Дочка не решилась позвонить вечером сыну в город – он учился тогда на 2-ом курсе института. Как было ему сказать о смерти отца? Решила: пусть хотя бы ночь поспит. Позвонила наутро… Восемь лет уже нет Саши. У дочери мы с отцом да сын – самые близкие люди. Вот для нас сейчас с дедушкой самое главное – внуку помочь обосноваться в городе, жильё надо покупать. Поэтому я всё говорю: дедушка, нам с тобой ещё жить и жить, здоровье б только не подводило.
    Владимир Лаврентьевич из всех времен года любит больше лето. Жизнь оживает от зимнего затишья. День долог – и дел можно уйму переделать. Например, прошлым летом супруги решились кухню расширить. А пристрой Владимир Лаврентьевич с Прасковьей Александровной сделали из обычных стеклянных бутылок. Люди ходили и удивлялись: чего, мол, удумали!
    Не случайно Владимир Лаврентьевич полезные программы по телевизору смотрит. Вот и загорелся «бутылочным» строительством. Строят же люди! И пошёл возить отовсюду пустую стеклотару. Бутылочку с бутылочкой, как кирпичик с кирпичиком, заливал цементом. И так за лето кухонка была супругами отстроена. Зайдя в эту теплую кухню, разве можно подумать, что воздвигнута она из бутылок? Конечно, нет. Так что у Ганиных можно теперь перенимать опыт. На предстоящее же лето Владимир Лаврентьевич решил ещё и террасу пристроить, правда, уже из привычных стройматериалов. «Пристроим и чай будем на терассе попивать», – улыбается Прасковья Александровна.
    Как у настоящего рыбака у Владимира Лаврентьевича всегда есть сушёная рыбка. Котяра первым встречает хозяина с уловом. Кот встречает, а собачки всегда сопровождают на рыбалку. Все пруды и озёра в районе известны Владимиру Лаврентьевичу. Пьяна – рукой подать. Прямо за селом. А неподалёку от дома Владимир Лаврентьевич пруд выкопал, карасей туда запустил. Пусть ребятишки местные радуются и учатся рыбачить! Кстати, районные Дни рыбака не обходятся без его участия!
    По всему видно, что любит Лаврентьевич природу. И за грибами съездит, а жена на зиму их замаринует, и птичек зимой подкормит – возле дома кормушка висит.
    «Голову курице не отрубит, – посетовала жена, – жалко, говорит, не могу живое губить».
    В доме Ганиных всё уже готово к Новому году. Наряжена елочка, на окнах развешены гирлянды. Готовятся в семье к важному событию. 29 декабря Владимиру Лаврентьевичу исполнится 70 лет. Ганины решили, что отметят юбилей и Новый год в один день – 31 декабря. Соберут обязательно на этот праздник самых близких и дорогих сердцу людей. А родственников у Ганиных очень много. И все очень любят задушевно попеть песни.
    Счастливого вам Нового года, супруги Ганины! А Вас, Владимир Лаврентьевич, с юбилеем – здоровья Вам и такой же неугомонности!

    Марина Коробова.


Другие статьи:

Всё делаем сообща!
О тех, кто рядом
О тех, кто рядом
«Уверена, что всё у нас будет хорошо…»

-

Рейтинг: 0 Голосов: 0 270 просмотров
Комментарии (0)