Главная заповедь – действовать в интересах ребенка

15 ноября 2017 - Администратор
article11156.jpg

    Большая часть трудовой деятельности В.И. Зубановой была связана с детьми, почти 18 лет отданы работе с трудными подростками и детьми, оставшимися без попечения родителей.

    Требовательная к себе и другим, отлично разбирающаяся во всех тонкостях своей нелегкой службы, Валентина Ивановна и сегодня не может равнодушно вспоминать о годах работы, словно заново переживает то нелегкое время.
    – За свою трудовую жизнь я неоднократно меняла место работы, делала это быстро и без сожаления. Поэтому, когда мне предложили работу в милиции, я без колебаний согласилась попробовать себя на этом поприще, – рассказывает моя собеседница. – В первый же день на службе мне вручили ключи от сейфа с бумагами… и всё. Никто не проинструктировал, не рассказал о специфике работы инспектора по делам несовершеннолетних. Помню, я выгрузила документы из сейфа и стала их изучать. Так постепенно и вникла в работу.
    В.И. Зубанова за восемь лет работы в инспекции знала всех «трудных» подростков в районе, ей хватало профессионализма находить с ними общий язык.
    – Главная моя задача состояла в профилактике правонарушений среди несовершеннолетних, поэтому работа с детьми велась систематически. Скажу честно, никогда не любила публичные выступления в школах или ПТУ, старалась беседовать со своими подопечными индивидуально. Сейчас могу сказать, что отношения с большинством из них складывались хорошие, – продолжает Валентина Ивановна. – Да и вообще, по сравнению с сегодняшними неблагополучными детьми и поступками, которые они вытворяют, наши подопечные в 80-х годах были безобидными. Я и сегодня помню своих первых подростков – нескольких гагинских парней и мальчика из Пекшати: несчастные дети, которым просто не повезло в жизни.
    Благодаря своевременному вмешательству в жизнь многих подростков Валентине Ивановне удалось вернуть их на правильный путь, за что они благодарны ей поныне.
    В детской комнате милиции В.И. Зубанова дослужилась до звания капитана милиции. А потом ей предложили работу в районном комитете партии. Женщина до сих пор сожалеет, что не послушала тогда свое непосредственное начальство и ушла в райком, но прошлого уже не изменишь…
    Затем была работа в районном отделе народного образования. Валентина Ивановна сменила несколько должностей, прежде чем стала работать инспектором по охране прав детей, оставшихся без попечения родителей.
    – От чистого сердца могу вам сегодня сказать, что это должность «расстрельная», – женщина передергивает плечами. – Забрал детей из неблагополучной семьи – плохо, не забрал – тоже плохо. Когда я смотрю по телевизору передачи, в которых ругают органы опеки за то, что у кого-то изъяли детей, то недоумеваю: подумайте сами, ну какой резон изымать детей от родителей, если в семье все нормально? Не надо делать из нас монстров, в опеке люди работают по заповеди: делать все в интересах ребенка! А вы представляете, какая это ответственность – отвечать за судьбу чужого ребенка!?
    Даже спустя почти 10 лет после ухода на заслуженный отдых Валентина Ивановна рассказывает о работе инспектора с большим волнением: сразу видно, что этой женщине не безразличны были те дети, с которыми сталкивала ее жизнь и работа. Однажды мне как корреспонденту газеты пришлось в составе комиссии побывать в одной семье из Большой Арати, из которой забирали детей, потому что проживание с так называемыми родителями угрожало их жизни. Помню, целую неделю я не могла прийти в себя после увиденного, недоумевала: как мать малолетних детей может променять их на рюмку водки? А у инспектора РОНО по защите прав детей такие ситуации возникали довольно часто, так как это ее непосредственная работа. И каждый подобный случай В.И. Зубанова пропускала через себя, все принимала близко к сердцу.
    – Вы не представляете, сколько раз мне хотелось бросить все, уйти с этой адской работы, – эмоционально говорит Валентина Ивановна. – Но всякий раз меня что-то останавливало, находились какие-то недоделанные дела, которые не могла не закончить, судебные разборки и тому подобное. «Обиженные родственники», лишенные родительских прав, писали на меня кляузы в различные инстанции, включая Приемную президента, на каждую из них приходилось давать ответ в областную комиссию. Все это стоило не только времени, но и больших нервов. Радостные моменты были только тогда, когда удавалось определить ребенка в хорошую семью, помочь провести усыновление. Тогда говорила себе: ради этого стоит работать! Если сравнивать работу в милиции и РОНО, то в инспекции сотрудник был защищен погонами. А как инспектор отдела образования идешь в неблагополучную семью и не знаешь, чего там ждать от родителей: могли и в дом не пустить, и дебош устроить, и угрожать. Всякое было, но это издержки профессии, так сказать, рабочие моменты.
    После выхода на пенсию В.И. Зубанова проработала в РОНО совсем немного, спустя несколько месяцев ушла на заслуженный отдых.
    – Это не та работа, от которой можно получать удовольствие, – заканчивает беседу Валентина Ивановна. – Я часто задаю себе вопрос: любила ли я то, чем занималась? И ответить на него не могу, могу сказать только одно: я честно выполняла возложенные на меня обязанности.

    Надежда Орлова.


Другие статьи:

О тех, кто рядом
Где родился, там и пригодился
Благодарность
«Учительница первая моя»

-

Рейтинг: 0 Голосов: 0 77 просмотров
Комментарии (0)